Кн.М.Тенишева

  Просмотров материала: 92

Княгиня Мария Клавдиевна Тенишева - 3 страница

Факты биографии

avtor_img


Храм Святого Духа

Керамическая, вышивальная и красильная мастерские, мастерская мебели, художественной ковки и резьбы по дереву начали работать в 1900 году. А в Столешниковом переулке в Москве был открыт специальный магазин для продажи изделий, произведенных в этих мастерских.

Дух нового, дух творческого поиска в Талашкине вдохновил многих известных художников. Здесь в поисках нового языка в русском изобразительном искусстве работали Н. К. Рерих, М. А. Врубель, К. А. Коровин, Д. С. Стеллецкий, А. П. Зиновьев, В. Д. Бекетов и многие другие. Ученики выполняли изделия по эскизам художников, многие вещи были разработаны самой Марией Клавдиевной.

Кроме этого Мария Клавдиевна открыла школу в деревне Сож, училище в деревне Бобыри, рисовальную школу в Смоленске (раньше это было сделано ею в Петебурге), выстроила театр.

Талашкинский оркестр балалаечников.Еще одной жемчужиной в Талашкино был детский балалаечный оркестр под руководством известного музыканта В. А. Лидина. Талашкинский театр и оркестр прославились на всю Смоленщину и собирали немало зрителей на своих выступлениях. «Балалайка тоже сослужила мне службу. Наш оркестр из 30 человек (мальчиков и девочек) дошел до совершенства. Ребята увлекались игрой. Иногда по праздникам мы устраивали под управлением Лидина концерты в Смоленске с благотворительной целью. Играли то в Народном доме, то в думском зале, то в Дворянском собрании».

Русскими Афинами назовут современники Талашкино, а саму Марию Клавдиевну – «Периклом русских крестьян», ведь строила она свои «Афины» для простых людей.

avtor_img


Портрет худ.С.Малютин.

Фленово.

В 1894 году Тенишева покупает хутор Флёново близ Талашкина, где решает создать сельскохозяйственную школу нового типа с образцовым учебным хозяйством. «Как-то совестно было жить в нашем культурном Талашкине в убранстве и довольстве и равнодушно терпеть вокруг себя грязь и невежество и непроглядную темноту. Меня постоянно мучило нравственное убожество наших крестьян и грубость их нравов.

Я чувствовала нравственный долг сделать что-нибудь для них, и совсем уж было противно в разговоре со многими из богатых помещиков нашего края слушать, как люди, часто без милосердия притеснявшие мужиков, называли их «серыми», презирали, гнушались ими... Слепые, под неприглядной корой они проглядели то, что вылилось когда-то в былины и сказки, и тихую, жалостно-горестную песнь о несбыточном счастье... Разыскать эту душу, отмыть то, что приросло от недостатка культуры, и на этой заглохшей, но хорошей почве можно взрастить какое угодно семя...»

Здание сельскохозяйственной школы во Флёново. В сентябре 1895 года новое школьное здание со светлыми классами, общежитием, столовой, кухней распахнуло свои двери. Преимущество при поступлении в школу имели сироты, которых Тенишева брала на полное обеспечение. Учебный курс составлял шесть лет: три класса специальных и три приготовительных. Преподавались предметы: земледелие, землемерие, садоводство, зоология, законоведение, Закон Божий, скотоводство, геодезия, химия, физика, огородничество, черчение, пчеловодство, геометрия, ботаника, география, русский язык, арифметика, русская история, чистописание, славянское чтение.

В школе ребенок не просто получал знания. Все было направлено на облагораживание души маленького человека, развитие в нем скрытых дарований и талантов. «Нет, я твердо верю, что всякому человеку можно найти применение и собственный путь». Слабых учеников из школы не отчисляли, а старались научить какому-нибудь полезному делу. Талантливых Тенишева на свои средства отправляла учиться дальше. «Приходит в школу бессознательным дикарем — ступить не умеет, а там смотришь, понемногу обтесывается, слезает грубая кора — человеком делается. Я любила разгадывать эти натуры, работать над ними, направлять их... Да, я люблю свой народ и верю, что в нем вся будущность России, нужно только честно направить его силы и способности».

Н. и Е. Панковы – первые учителя фленовской школы. 1895 г.М. К. Тенишева была требовательна в выборе преподавателей для своей школы: «Учитель должен быть не только преподавателем в узком смысле слова, т. е. от такого-то до такого-то часа давать уроки в классе; но он должен быть и руководителем, воспитателем, должен сам быть сельским деятелем...; а кроме того, он должен был быть и их первым учителем нравственных правил, чистоплотности, порядочности, уважения к чужой собственности».

Во Фленово создается образцовое учебное хозяйство, метеорологическая станция, пасека и музей пчеловодства. Самую тяжелую работу в школьном хозяйстве выполняли взрослые, все остальное делали сами ребята, обучаясь разным премудростям. Занятия в ремесленных мастерских были обязательными для всех классов.

avtor_img


Киту.Подруга княгини.

«Мне захотелось увенчать свое создание [школу] храмом Божиим». Так началось строительство Храма Духа.

Не доверяя себе, Тенишева в поисках образа храма обращается сначала к профессору Прахову, затем к архитектору Суслову, авторитетам в своем деле. Но все предложенные проекты не удовлетворили Марию Клавдиевну, и она сама создает макет. «В то время я тяжело страдала мучительной нервной болезнью и едва находила силы утром встать с постели, добрести до моей мастерской, чтобы там, в каком-то духовном самозабвении, умиротворенная, в смирении, целыми днями неустанно работать, живя единственным желанием выразить тот образ, который смутно жил в моей душе. Было сделано две модели. Первую я по окончании совсем абраковала, вторая же все более и более подходила к моему внутреннему чувству, отвечала ему и, наконец, поправленная и дополненная, вылилась в форму, встречавшую одобрение даже у самых равнодушных людей...»

Тенишева отходит от канонов современной церковной архитектуры. Она пытается соединить образы русской старины, впечатления, вынесенные из своих путешествий по Русскому Северу, с силуэтами местной природы.

Тенишева с верной подругой Киту и няней Лизой успели уехать во Францию в 1917 году. Она не увидела, как было разграблено ее имущество, как разорили могилу князя в крипте храма Св. Духа во Фленове…

Жили скромно. Киту занималась хозяйством, Мария Клавдиевна делала по заказу известных ювелиров оправы с эмалью для вечерних сумочек, броши, шкатулочки. По воспоминаниям тех, кто видел Марию Клавдиевну в последние годы, она похудела, иногда выглядела усталой, хотя всегда живо интересовалась новостями искусства, играла на рояле. Но уже не пела.

Мария Клавдиевна Тенишева умерла в 1928 году. Пережившие ее Киту и няня Лиза (Елизавета Грабкина) были похоронены вместе с ней под одной надгробной плитой на кладбище маленького городка Ла Сель Сен-Клу под Парижем (надгробие с русскими орнаментами создано И. Я. Билибиным в 1928 году). Здесь же высечено имя еще одного человека — Василия Александровича Лидина. Когда-то Мария Клавдиевна пригласила его в Талашкино руководить балалаечным оркестром. С тех пор он не покидал ее. Наверное, Василий Лидин преданно и глубоко любил княгиню Тенишеву. Но вряд ли когда-нибудь сказал ей об этом…

Русское историко-генеалогическое общество во Франции посмертно опубликовало мемуары М.К. Тенишевой и издало памятный альбом «Храм Святого Духа в Талашкине».

Имя Марии Тенишевой возвращено улице в Смоленске перед картинной галереей (бывшим зданием музея «Русская старина», построенным на средства княгини). А на здании бывшего ремесленного училища в Бежице в июне 2007 года торжественно открыли мемориальную доску в память князя и княгини Тенишевых.

avtor_img


М.Тенишева.Впечатления моей жизни.

Отрывок из книги

Зима в Париже. Маркези. Успехи. Подруги. Савина, Тургенев, Рубинштейн

Трудно описать, что я пережила, почувствовав себя наконец свободной. Да, свободной… Париж, с его бурно бьющимся пульсом, окончательно опьянил меня. Задыхаясь от наплыва неудержимых чувств, я влюбилась во вселенную, влюбилась в жизнь, ухватилась за нее… Душа переполнилась огромным интересом. Установилась правильная ежедневная работа: уроки пения, итальянского языка, мимики, декламация у Ристори, брата знаменитой актрисы. Безони приходил аккомпанировать мне. Все вместе занимало большую часть моего времени.

Маркези очень хорошо отзывалась о моем голосе: ей он понравился. Она была очень симпатичная, умная, за роялем же просто величественная, обаятельно действующая на учениц. Похвала ее вызывала в нас сильный подъем духа, недовольство расстраивало до слез. Мною она особенно заинтересовалась. Пришлось ей многое рассказать о прошлом, ответить на вопросы.

Одна добрая душа меня как-то предупредила, что если я хочу быть в добрых отношениях с Маркези, то я должна обдать холодом "Сальваторку" — так прозвали ее мужа ученицы. Маркези была ревнива и, кажется, не без основания. В прошлом "Сальваторка" наделал ей много горя с некоторыми из ее учениц. Сам же этот "Сальваторка" представлял собой сильно накрашенного, пошлого, молодящегося старикашку. Он и без предупреждения получил бы от меня здоровый отпор. Раз к первому апреля мы послали ему большую банку дешевой ваксы для усов.