Библиотека.Старые книги.

  Просмотров материала: 106

А. И. Красницкий (А. И. Лавров)

Под волнами Иматры

avtor_img


Под волнами Иматры.

В эту книгу вошли первые два романа трилогии А. Лаврова о похождениях Мефодия Кирилловича Кобылкина – российского Шерлока Холмса, умного проницательного сыщика, распутывающего самые страшные и загадочные преступления. Сюжет трилогии строится вокруг судьбы дочери русского купца Воробьева, которая неожиданно становится наследницей несметных богатств и власти над обширными территориями Дальнего Востока.

Данные романы входят не в трилогию, а в серию из 5 романов:

1. Под волнами Иматры

2. Манчжурское золото (не переиздавалась)

3. Змея в кольце

4. Царица хунхузов (Переизадана : Спб.: Лира, 1993. - А.

Лавров «Царица хунхузов» - объединенный вариант романов «Под волнами Иматры», «Змея в кольце», «Манчжурское золото», «Царица хунхузов») 5. Кровавая княгиня (не переиздавалась)


Гладков Борис Ильич

Толкование Евангелия.

avtor_img


Гладков Борис Ильич.

Гладков Борис Ильич (1847-1921), духовный писатель, библеист. Из дворянского рода, получил юридическое образование, служил присяжным поверенным в С.-Петербурге. В 1911 г. организовал «Всероссийский трудовой союз христиан-трезвенников» (под покровительством вел. кн. Константина Константиновича), став его председателем. Известность Гладков получил прежде всего как автор многих произведений по актуальным проблемам христианства в современном для него обществе. Интерес Гладкова к религиозной тематике объясняется его сознательным возвращением к православным ценностям, отказом от господствовавшего во 2-й пол. XIX в. в отдельных кругах российской интеллигенции атеистического мировоззрения. О себе он писал: «С юношеских лет и почти до старости я прожил атеистом» (Первопричина нашего атеизма. С. 3). Религ. обращение Г. произошло, как следует из его высказываний, под воздействием чтения Евангелия.

Произведение Г. «Толкование Евангелия» (СПб., 1905), построенное как изложение Священной истории, согласованное по текстам 4 Евангелий, с обширным подстрочным комментарием представляет собой опыт гармонизации евангельской. Во вводной главе делается экскурс в основную проблематику новозаветной исагогики. Источниками работы послужили святоотеческие толкования, исследования русских экзегетов, такие как «Толковое Евангелие» еп. Михаила (Лузина). Стиль и содержание произведения, ответы, которые предлагает автор, отражают его опыт обретения веры. Эта личностная сторона определяет индивидуальный, живой характер «Толкования...». Работа была положительно принята рецензентами. Книга много раз переиздавалась и стала основой для ряда менее объемных произведений Гладкова по новозаветной тематике: «Общедоступное толкование Евангелия», «Благовествование четырех Евангелистов, сведенное в одно последовательное повествование», «Евангельские истории, составленные словами святых Евангелистов» и др.

Продолжением евангельской темы стали труды по Свящ. истории ВЗ: «Священная история Ветхого Завета», «Библия в общедоступных рассказах». Его позиция в книгах основывается на тезисе, что научные сведения и библейские истины не противоречат друг другу: «Вера и разум - друзья, а не враги... Моисей… описал в строго научном порядке историю мироздания» (Первопричина нашего атеизма. С. 7, 12). Это положение обусловило его позицию как экзегета: он отказывается от буквального толкования, рассматривает последнее как основную причину непонимания библейского текста, которое ведет к безверию. Свой метод толкования Библии он определил следующим образом: «Следуя заветам Великого Учителя Церкви (свт. Иоанна Златоуста), я стараюсь постигнуть дух Священного Писания, его глубочайший смысл и не останавливаюсь на букве, на той несовершенной форме, в которой священному писателю приходилось иногда выражать свои мысли» (Там же. С. 19).

Литературное наследие Гладкова отвечало задачам христианского просвещения, популяризировало библейские знания на высоком уровне и утверждало основные ценности христианской веры. Несмотря на отсутствие профессионального богословского образования, Гладков точно отвечал на духовные запросы современников. Его книги на библейские темы написаны понятным для читателя языком. Высокую оценку работ Гладков по истолкованию Евангелий дал прав. Иоанн Кронштадтский. Многие произведения были рекомендованы как учебные пособия или допущены в качестве руководств для обучения в средних учебных заведениях по соответствующим дисциплинам. Издание книг Борис Ильич осуществлял за свой счет, организовав их продажу по доступной цене для малоимущих. Возможно, в этом он видел исполнение своего долга христианина.

avtor_img


Толкование Евангелия.

Отзыв святого праведного Иоанна Кронштадтского на книгу "Толкование Евангелия" Б. И. Гладкова

Января 18. 1903
Возлюбленный о Христе брат Борис Ильич!
С величайшим интересом прочел я и ваше предисловие к высокопочтенному труду объяснения Евангелия, и отрывки объяснения. Прежнее время вашего заблуждения и состояние духовной неудовлетворенности и тоски по истине Божией послужили к удивительному изощрению вашего логического, философского ума и к очищению сердечного ока, к самой тонкой отчетливости и ясности в суждениях и предметах, касающихся веры. Я получил великое духовное удовлетворение при чтении вашего объяснения. 

Ваш искренний почитатель 
протоиерей Иоанн Сергиев



Cоставители Г. Г. Малков и П. Ю. Малков

У пещер Богом зданных. Псковско-Печерские подвижники благочестия XX века.

avtor_img


У пещер Богом зданных.

Земная жизнь христианина есть единственное и драгоценнейшее время приготовления себя к Жизни Вечной. Как пройти нам свой краткий земной путь, не оскорбив при этом любви Божией и не угасив в себе животворящего огня Святого Духа, «ибо мы Им живем, и движемся, и существуем...» (Деян. 17, 28)

Ответы на этот, по сути, единственно важный для каждого чело­века вопрос, который с полным правом можно назвать вопросом равно и Вечной Жизни, и Вечной Смерти, бывают самые разнообразные. Но все они сводятся к одному — нужно жить в Церкви и Церковью. Иначе говоря, нужно принять — и умом и сердцем — евангельские истины, проповедуемые и раскрываемые нам во всей своей глубине Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью. Нужно нелице­мерно следовать этим истинам, смиренно приобщаясь к Святыне Пра­вославия, к реальному Небесному опыту Церкви, явленному нам уже здесь, на земле, в Святых Таинствах, в церковном учении и благодатной жизни святых. Как просто и ясно сказал об этом в одной из своих проповедей наш современник архимандрит Псково-Печерской обите­ли отец Иоанн (Крестьянкин): «...надо иметь живое и постоянное общение с Православной Церковью в ее молитвах, учении, Таинствах, надо знать свою веру, изучать ее, проникаться и жить ее духом, руко­водствоваться ее правилами, заповедями и уставами. А главное - необ­ходимо постоянно восстанавливать в себе глубоким покаянием образ истинно православною христианина по примеру святых Божиих людей, живших во все времена. <...> Ибо и теперь Бог открывает Себя в людях, стяжавших и являющих в себе это бесценное сокровище, эту единственную жемчужину, которой не стоит весь мир,— Богоподобие человека в святости жизни»1.

Слава Богу — ныне мы всё более и более получаем возможность приобщаться к этим сокровищам Духа, поскольку за последние годы опубликовано немало как церковноисторнческих, так и духовно-про­светительских книг, посвященных и древним, и новопрославленным русским святым. Многим из нас стали хорошо известны имена великих соловецких, валаамских, оптинских старцев, их жизнеописания, муд­рые советы и укрепляющие нас истинные, частью уже осуществивши­еся пророчества. Как было не сострадать твердым исповедникам веры и как не сорадоваться «силе Божией, в немощи совершающейся» (см.: 2 Кор. 12, 9), при чтении рассказов о бесчисленном лике новомучеников Российских? Как не вознести к ним смиренных своих молитв?

Поистине сатанинские бездны зла раскрываются порой перед нами на страницах этих современных мартирологов, или жизнеописаний мучеников за веру, не предавших ни своего Небесного Отечества — Царства Божия, ни отечества земного — Святой Руси. Но на том страшном фоне адского мрака, в который вступила в начале XX века Россия, соблазненная бесами богоборчества, еще ярче воссиял неугаси­мый вовеки Свет Христов, просвещающий всех «сидящих во тьме» (Лк. 1, 79). Исповедники явленные и неявленные, мученики знаемые и незнаемые, пастыри, громогласно обличавшие с церковных амвонов злобных гонителей веры, и тихие, «безгласные» страдальцы-молитвен- ники, «которых весь мир не был достоин» и которые «скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр. 11,38),— все они являли собой живительное сияние Правды Божией, и это по их молит­вам «тьма не объяла» нас.

Безусловно, в ту жестокую эпоху именно русское иночество приня­ло на себя основной натиск бесовских сил. И несмотря на то что многие иноческие обители тогда были закрыты и разорены, а их насельники убиты или томились в советских тюрьмах и лагерях смерти, немало монашествующих продолжали втайне, в самых глухих уголках России свой подвиг — нести евангельский свет в «лежащий во зле» мир. Недаром еще преподобный Иоанн Лествичник говорил: «Свет монахов суть Ангелы, а свет для всех человеков — монашеское житие».

Долгие десятилетия безбожного ига на Руси лишь в немногих православных монастырях, и то в основном за рубежом, Промыслом Божиим продолжали возноситься молитвы за наше поруганное Отече­ство. И только после победного 1945 года Русской Православной Церкви было позволено восстановить ряд обителей. Однако некото­рые из них в конце 50-х — начале 60-х годов снова были закрыты.

В далекие 30-е годы наша монастырская жизнь протекала только за пределами России: в небольших киновиях Русской Зарубежной Церкви (главным образом, в Западной Европе и Америке), в несколь­ких известных древних монастырях, таких, как афонский Русский Свято-Пантелеимонов — в Греции или же Валаамский (чья территория принадлежала в то время Финляндии), да еще в некоторых обителях — в странах прежде российской Прибалтики.

Наибольшей известностью и почитанием среди последних испо- кон веку пользовался Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. По неисповедимым судьбам Божиим эта обитель после большевист­ского переворота оказалась отрезанной и от Родины, и от Русской Православной Церкви (Московского Патриархата), поскольку весь Пе­чорский край с февраля 1920 года стал частью Эстонии. Это внесло немало трудностей в монастырскую жизнь, но зато спасло обитель от уничтожения богоборческой властью.

avtor_img


Cоставители Г. Г. Малков и П. Ю. Малков.

О авторах

Диакон Георгий Малков

Георгий (Юрий) Григорьевич МалкОв (род. 26 июня 1941 г. в Москве) - историк культуры и искусства Древней Руси, церковный писатель и гимнограф (им составлен ряд богослужебных текстов - служба Собора Псковских святых, служба Собора Псково-Печерских святых, утверждённых Святейшим Патриархом к употреблению в церковной практике, и др.). Автор книг ("Русские иконы ХII-ХIХ веков", "Летопись Псково-Печерского монастыря", "У "пещер Богом зданных"", "Русь Святая", "Контрреволюция духа: церковно-политические очерки"), а также многочисленных статей искусствоведческого, церковно-исторического и богословского характера, печатавшихся как в России, так и за рубежом.

С 2003 г. - диакон Русской Православной Церкви (служит в Москве). Отдельные стихотворения Георгия Малкова публиковались ранее в журналах "Путь Православия" и "Альфа и Омега"; в дальнейшем стихи его печатались московским издательством "Белый берег": в 2003 г. был издан сборник избранных стихов "Мера" (написанных в период с 1960-х по 1988 г.), а затем из печати вышли еще два сборника стихотворений и поэм: "В Страстную субботу. Стихи о России" (2006) и "Ангел Хранитель" (2006).

Петр Юрьевич Малков

Кандидат богословия, зав. каф. теологии Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, доцент. Преподаватель по предметам: Литургическое предание, Догматическое богословие, Патрология. Автор книг «У пещер Богом зданных. Псково-Печерские подвижники благочестия ХХ столетия» (в соавторстве с диаконом Георгием Малковым), «Под Главою - Христом», «По Образу Слова», ряда статей в церковных и светских периодических изданиях.



Фотографии из книги